Честная история кыргызстанки в Москве

Честная история кыргызстанки в Москве

Нургуль Каимова оказалась в Москве как раз в тот период, когда кыргызстанцы массово отправлялись туда на заработки. Женщина застала еще тот период, когда наши соотечественники жили по 30 человек в одной квартире. Сейчас она преуспевающий риелтор.

— Расскажите о себе.

— Я родилась в Оше в семье преподавателей. В 8-м классе начались уроки информатики, и это стало моей страстью. Каждый вторник я напрашивалась помыть в кабинете информатики полы и вытереть с компьютеров пыль. Взамен мне разрешали немного на них поработать. Это были старые компьютеры, на которых я осваивала язык программирования. После школы поступила в университет, чтобы изучать компьютерные технологии.

Я получила красный диплом, вышла замуж и родила ребенка. Казалось, карьера к тому времени закончилась.

— Как вы решились переехать в Москву?

— Шел 2003 год, тогда кыргызстанцы массово уезжали на заработки в Россию. Моя старшая сестра вот уже 2 года работала в Москве. Она и попросила меня привезти к ней сына.

Я приехала туда и сразу влюбилась в этот город, прямо в аэропорту Домодедово. Я никогда раньше не видела такого большого и красивого здания. Оказалось, что в Москве даже те кыргызстанцы, которые не знают русского языка, получали в 5 раз больше, чем на родине.

Мы с мужем переехали в Москву, оставив ребенка на родителей. Просто такое время было.

Легко ли удалось найти в России работу?

— Да, уже на следующий день мне помогли устроиться в ресторан. Кыргызстанок вообще в кафе берут охотно, ведь на родине мы все много готовим. Там я проработала лишь 4 месяца. Я чувствовала себя птицей в клетке, никуда, кроме дома и работы, не ходила, даже в метро за эти четыре месяца не побывала.

Я стала отчаянно искать работу. Идти абы куда не хотелось — все-таки у меня есть диплом, знание русского языка. Тогда наши мигранты жили совсем не так, как сейчас. Они сами в себя не верили. «Мы тут все с дипломами, посуду и полы моем. Забудь», — твердили мне. Меня такой расклад не устраивал.

Как-то мне позвонила кыргызстанка, которая работала в компании, торгующей мужским нижним бельем. У них что-то там случилось в отделе продаж, и срочно понадобился человек, который разбирается в компьютерах.

Оказалось, там были установлены программы, которые я знала. Продемонстрировав свои навыки, я устроилась на работу. Тогда руководство очень удивилось: мол, девушка, а так хорошо разбирается в компьютерах!

Сейчас россияне больше знают о кыргызстанцах. Хорошо, что мы владеем русским языком, так хотя бы можно рассказать о себе.

— Как вы стали риелтором?

— У нас начались проблемы с жильем. Хозяйка квартиры, которую мы снимали, решила продать недвижимость. Тогда у мигрантов вопрос с жильем стоял очень остро. Некоторые жили в подвалах, другие ютились по 30 человек в одной квартире.

Нам так жить не хотелось. Я стала искать квартиру сама, два раза попала на мошенников и впала в отчаяние! А потом познакомилась с риелтором. Он за неделю нашел нам жилье и получил с одной только сделки 40 тысяч рублей.

Из-за этого я даже сон потеряла. Как так? Люди пашут за 16-18 тысяч в месяц, а он за несколько часов работы получил 40 тысяч! Я тоже решила стать риелтором.

Тогда еще я подрабатывала в ночную смену в книжном интернет-магазине. Постепенно у меня появился рейтинг самых популярных книг. Оказалось, что люди чаще всего покупают пособия по психологии, а также книги о личностном росте.

Я решила, что в этом что-то есть, и заказала себе три книги. Тогда они стоили по 600 рублей, а у меня зарплата была всего-то 12 тысяч.

Прочитав их, я обрела уверенность, поняла, что рамки себе создаем только мы сами. Надо рисковать. Так я стала атаковать московские агентства недвижимости просьбами взять меня на работу.

Вас, наверное, сразу взяли?

— Нет, конечно. Я бегала по собеседованиям полтора месяца. Никому не нужна была худенькая девочка 23 лет без российского гражданства.

Однако после 30-го собеседования я чувствовала себя уже очень уверенно. Как-то пришла домой после ночной смены и завалилась спать. И тут звонок: «Здравствуйте, это агентство недвижимости. Вы приняты на работу. Ждем вас в офисе через час». Помню, как подскочила с кровати и молниеносно натянула одежду: лишь бы успеть!

Первые три месяца у меня не было ни единой сделки. Вообще! Все потому, что мне было страшно и люди это чувствовали. Но потом я освоилась и начала перевыполнять план в 2-3 раза. Меня стала душить жаба: почему это я целых 70 процентов от сделки отдаю агентству и только 30 оставляю себе?

Во мне взыграли кыргызские корни: надо как можно скорее открыть свое дело! Я устраивалась в разные агентства на пару месяцев, чтобы узнать, как там ведут дела. Теперь меня принимали на работу без лишних вопросов, но этого мне уже не хватало.

— Как вы стали работать именно на кыргызстанцев?

— Это все шло из детства. Мой отец работал в Оше преподавателем, и у нас постоянно жили студенты — дальние родственники из села. Папа часто повторял, что мы не можем оставить их в беде.

Когда соотечественники узнали, что я работаю риелтором, у меня телефон начал разрываться от звонков. Многие просили помочь с поисками квартиры.

Тогда людям с иностранным гражданством жилье сдавали неохотно. Я старалась всеми способами убедить владельца сдать жилье нам. Говорила, что мы, кыргызстанцы, лучшие, а будущий квартирант вообще в посольстве работает.

— Легко было оформить компанию официально?

— О, тогда это для меня была катастрофа, я совершенно не знала, что делать. Обратилась за помощью к юристу. Он объяснил, что с кыргызстанским гражданством мне ничего не светит, и взял 5 тысяч рублей за консультацию.

Офис я снять не могла: везде нужно было оформлять юридический договор, запрашивали реквизиты. В итоге пришлось арендовать двухкомнатную квартиру и превратить ее в офис. Я наняла пятерых сотрудников и почти год трудилась нелегально.

Свою историю я рассказала знакомой москвичке. Она очень удивилась и предложила оформить документы на свое имя. Так я работала два года, а потом систему упростили. Сейчас у меня легальный бизнес.

— Мне кажется, что кыргызстанцы в Москве уже не живут в подвалах и резиновых квартирах, как раньше.

— Да, люди поняли, что можно снимать нормальное жилье. Есть еще один момент: раньше туда приезжали без детей, а теперь у каждого по 2-3 ребенка. С одной стороны, хорошо, что дети растут с родителями, а с другой — не каждый может создать там хорошую среду для ребенка. Многие дети трудовых мигрантов не ходят в сад, некоторые не посещают даже школы.

— Но почему? Там ведь бесплатное обучение, да и школа обязана принять ребенка.

— С этим проблем нет, просто не все дети знают русский язык. Родители переживают, что в школе им будет тяжело. Кроме того, там нельзя просто так, как у нас, выпустить ребенка на улицу без присмотра.

У меня самой трое детей. Когда родилась дочь, она до четырех лет жила в Москве, а сейчас растет в Кыргызстане. Сын же, когда приезжает в Москву, жалуется, что даже собак раз в день выгуливают, а у нас так не получается — мы все время на работе. Видите, везде есть свои плюсы и минусы.

— Что насчет медицины? Она бесплатная для граждан Кыргызстана?

— Да, если ты работаешь легально, по трудовому договору. К сожалению, многие не знают, что надо вставать на учет, заключать трудовой договор. Это создает проблемы, ведь  приходится оплачивать медицинские услуги.

Кстати, в Москве работает около 40 наших медицинских центров. Туда обращаются люди, которые не знают русского языка. Впрочем, это частные клиники.

— Какая проблема самая насущная у наших трудовых мигрантов?

— Нам часто приходится сталкиваться с отправкой «груза-200». Транспортировка тела умершего на родину обходится недешево.

— Но ведь государство выделяет на это деньги.

— Да, можно получить 50 тысяч сомов, но только после того, как тело доставят в Кыргызстан. Сначала надо сдать документы, и только потом выделят деньги.

— Я как-то рылась в статистических сборниках и выяснила одну вещь. Оказывается, многие кыргызстанцы полагают, что женщине, которая побывала в миграции, сложнее найти себе мужа. Мол, мало ли, чем она там вдали от всех занималась.

— Есть такая проблема. Не думаю, что женщина, уезжающая за тысячи километров от родного дома, чтобы усердно пахать, жаждет развлечений. Чтобы показать, каких успехов кыргызстанки добиваются за рубежом, мы решили создать клуб «Я деловая женщина». Там проводим тренинги, обучающие игры, выпускаем журнал.

Мы хотим показать молодежи, что раз уж в те времена нам удалось добиться успехов, то сейчас это вообще несложно. Важно поддержать человека, ведь обычно самые близкие только останавливают его, мол, зачем тебе это надо.

— А вы не подумываете о возвращении?

— Последние два года эта мысль стала посещать все чаще. На прошлой неделе я была на переговорах с руководителями строительной компании. Они предложили мне работать у них с зарплатой 1,5 тысячи долларов. Это придало мне уверенности, ведь стало ясно: без работы я не останусь.

На самом деле нашей молодежи есть куда двигаться и в Кыргызстане. Тут появилось много возможностей, можно зарабатывать не хуже, чем в Москве. Например, девушка, которая моет посуду в бишкекском кафе, получает 800 сомов за смену, а в московском — 1 200. Так есть ли смысл куда-то уезжать?

Впрочем, сейчас ситуация кардинально изменилась. Это раньше люди зарабатывали 30 тысяч рублей и 25 тысяч из них отправляли домой. Теперь они получают по 50 тысяч и большую часть оставляют себе. Они стали хорошо одеваться, ходить в кино, кафе. Сейчас кыргызстанцы чаще уезжают в Москву не работать, а жить.

https://ru.sputnik.kg

Категории Новости

Об авторе

Написать комментарий